Поронайские новости

Руководитель сахалинского поискового движения Артем Бандура: не мы находим в земле солдат, а они нас

3 декабря страна отметит День неизвестного солдата. Накануне события Sakh.com побывал в гостях у поисковиков, чтобы вспомнить, как прошел полевой сезон. Но сезон у них, как выяснилось, не заканчивается никогда.
О тех, кто ищет и находит погибших солдат и военных летчиков, пытаясь восстановить справедливость по отношению к нашим соотечественникам, мы поговорили с руководителем Сахалинского регионального отделения "Поискового движения России" Артемом Бандурой.
Артем Бандура
Артем Бандура

Живая история
Организация базируется в Южно-Сахалинске на проспекте Победы в здании ЦТВС, принадлежащем СахГУ, и занимает две комнаты на первом этаже, одна из которых музейная (открыли весной прошлого года). На втором этаже каким-то образом умещаются все сотрудники и воспитанники центра технических видов спорта.
Экспонаты, хранящиеся в этом маленьком музее, были собраны во время поисковых экспедиций. Заходишь, и сразу понятна тематика: русско-японская война, события августа 1945-го, военная авиация.
В прошлом году здесь открылась и общественная приемная всероссийского проекта "Судьба солдата", который помогает жителям узнать о судьбах родных, пропавших без вести на полях сражений Великой Отечественной и Второй мировой войн. Люди приходят и заполняют запрос, после чего поисковики начинают работать с базой данных Минобороны и всероссийского информационного поискового центра в Казани (туда стекается информация о найденных солдатах и установленных именах со всей страны).
Бумажной работой занимается Виталий Каликин, по запросам сахалинцев он старается установить боевой путь ветерана, найти наградные листы, информацию о боевых действиях и все, что поможет установить судьбу солдата.
Виталий Каликин
Виталий Каликин

— Артем, поисковое движение — особая тема накануне 75-летия Победы, в следующем году мы будем смотреть много добрых фильмов о войне и вспоминать ее героев. А пока поговорим о делах текущих. Как давно существует поисковое движение и ваша организация? Насколько она большая?
— В 2018 году мы отпраздновали 30-летие поискового движения страны. Это огромный срок, и энтузиастами за эти годы сделано было немало. Как начиналось? В 1988 году в Калуге прошел первый всесоюзный сбор представителей поисковых отрядов Советского Союза, который объединил добровольцев, школьные и комсомольские отряды всей страны. Тогда и зародилось движение. Но работа все равно велась стихийно, бесконтрольно, поддержка государства носила разовый характер к 50-летию Победы.
В 90-е годы и начале 2000-х поисковики в основном работали на собственные средства, частично финансировали поисковые экспедиции региональные органы по работе с молодежью. В 2013-м поисковая работа вышла на новый уровень с созданием общероссийского общественного движения по увековечению памяти погибших при защите Отечества "Поисковое движение России", региональным отделением которого является наша организация в Сахалинской области.
— Да, видя, как страна обходилась в ту пору со своими погибшими сынами, говорить о патриотизме не приходилось.
— Навыками техники поиска, владения поисковым инструментом и правилам эксгумационных работ тогда действительно мало кто владел, местами работа носила приключенческий характер. Поэтому в 2013 году в Калуге вновь собрались поисковики, и было принято решение создать общероссийскую организацию, которая будет координировать действия всех поисковиков. На этом слете и была создана организация "Поисковое движение России", после этого практически во всех регионах стали создаваться ее отделения.
Теперь в каждом регионе существует по нескольку десятков отрядов, в каждом от 10 до 100 человек. Поисковиков в России очень много.
С тех пор, как появились региональные отделения, стало легче преодолевать административные барьеры, многие вопросы грамотно решает теперь головная организация, организовывает масштабные экспедиции, в том числе международные, всероссийские слеты, профильные смены в детском лагере "Орленок".
По стране организация насчитывает более 42 тысяч человек, это более тысячи поисковых отрядов в 82 субъектах РФ. В Сахалинской области нас пока более 30 человек. Если вести отсчет от момента регистрации в органе юстиции, 26 декабря нам исполнится ровно 5 лет. Теперь появилось еще и местное отделение в Охе — это активисты, которые занимаются проектом "Судьба солдата" и авиацией.
— Вы работаете по направлениям событий русско-японской войны 1905 года, 1945-го и поиску погибших военных летчиков, так? Как выбираете места поисков?
— Каждое из этих направлений по-своему уникально. Участники русско-японской войны в нашей стране незаслуженно забыты, да что говорить, некоторые граждане в других регионах и не знают, что на Сахалине сражались партизанские отряды, гибли люди и что были свои герои на той войне. Наша задача исправить эту историческую несправедливость.
Второе направление — окончание Второй мировой войны. Ведь именно у нас она закончилась. Поисковые работы мы ведем между селами Рощино и Победино в Смирныховском районе, где шли ожесточенные бои, и на острове Шумшу, в этом году побывали там с традиционной экспедицией.
В 2019-м мы начали работать и на Холмском перевале. К сожалению, практически все позиции боевых действий там заросли бамбуком, это осложняет работу. Сделали пробный выезд, но он оказался не очень удачным, хотя и нашли следы боя. Продолжим работу в следующем году.
И третье направление — это поиск мест гибели военных самолетов и увековечение памяти их экипажей в рамках проекта "Вечный полет".
Небесный гарнизон
— Как родился проект "Вечный полет"? Есть ли более-менее достоверная информация, сколько военных самолетов погибло на островной земле?
— Во время боевых действий в 1945 году случаев потерь военных самолетов практически не было, а те, что были, известны. У японской армии не было на Сахалине самолетов, поэтому наша авиация здесь господствовала.
Но как в довоенное время, так и после военных действий по разным причинам на Сахалине гибло большое количество летчиков. Причины разные: ошибки самих летчиков, отказ техники, сложные метеоусловия. Очень много самолетов погибло после перехода с поршневой тяги на реактивную, когда появились реактивные самолеты МиГ-15, МиГ-17, Ил-28 (в начале 50-х).
Занимаясь поиском информации в архивах, мы были в шоке от того, сколько на самом деле катастроф происходило на нашей земле в это время. Стало понятно, что с 40-х по 80-е годы в Сахалинской области летчики гибли целыми экипажами. Необходима была комплексная работа.
Все начиналось в двух самолетов, затем это переросло в проект "Вечный полет". Мы стали больше работать в архивах, ездить по районам и общаться с местными жителями. Люди, когда узнавали, чем мы занимаемся, стали сами на нас выходить.
— Значит, все-таки есть достоверные данные, что их нужно искать именно здесь, на Сахалине?
— Да, тому есть множество свидетельств, работа в архивах позволяет это предполагать.
— Как вы определяете место поиска?
— Все началось с того, что кто-то сказал, что именно вот здесь может лежать самолет. Начали работать, нашли заводские номера, по этим номерам в архиве узнали, что произошло с самолетом. Дальше сами приезжали в населенный пункт, искали старожилов, говорили с населением. Люди показывали примерный район падения самолета, и мы начинали искать.
В этом году отправили наших активистов непосредственно в Центральный архив Министерства обороны в Подольск Московской области и в Военно-морской архив в Гатчину Ленинградской области, где они искали потерянные самолеты в документах, поднимали военно-исторические формуляры авиационных полков и дивизий, которые стояли у нас здесь, читали карточки летных происшествий. Не везде, конечно, указано, где именно произошло событие, но есть фамилии летчиков, и указаны самолеты, на которых они вылетали, есть имена пропавших без вести.
Район поисковых работ, если мы говорим о самолетах, — это практически все районы Сахалинской области. Как я уже говорил, мы были поражены, как много их здесь, самолеты лежат буквально в нескольких километрах друг от друга. Особенно "богаты" Тымовский, Поронайский и Макаровский районы.
Август 2019 года, благодаря местным жителям, удалось найти места катастроф трех фронтовых бомбардировщиков Ту-2. Два из них находятся в 1 км друг от друга, в районе реки Армуданки. Еще один самолет западнее села Кировского, в районе р. Кирпичной. Удалось установить причину гибели и имена экипажа одного из самолетов этой модели
Август 2019 года, благодаря местным жителям, удалось найти места катастроф трех фронтовых бомбардировщиков Ту-2. Два из них находятся в 1 км друг от друга, в районе реки Армуданки. Еще один самолет западнее села Кировского, в районе р. Кирпичной. Удалось установить причину гибели и имена экипажа одного из самолетов этой модели

23 октября 2019 года на месте катастрофы поисковики установили памятную табличку, сложив вокруг нее части самолета. 26 ноября 1949 года здесь разбился самолет Ту-2 454-го бомбардировочного авиационного полка 334-й бомбардировочной авиационной дивизии. Район урочища Вальзы, рядом с рекой Поронай
23 октября 2019 года на месте катастрофы поисковики установили памятную табличку, сложив вокруг нее части самолета. 26 ноября 1949 года здесь разбился самолет Ту-2 454-го бомбардировочного авиационного полка 334-й бомбардировочной авиационной дивизии. Район урочища Вальзы, рядом с рекой Поронай

— Какой итог проведенной работы?
— Третий год мы реализуем проект, и в этом году вышло третье издание книги памяти "Вечный полет", там описаны судьбы более 70 военных летчиков, более 30 историй авиакатастроф. Мы не просто приводим в книге сухие факты, но и рассказываем, как узнали о месте катастрофы, как приехали на это место и начали работать, что удалось установить с помощью работы в архивах. Если существуют свидетели этих событий, родственники — приводим их слова. На месте гибели военного самолета мы устанавливаем памятную табличку, это становится финальным итогом. Место увековечено, и люди, попадая сюда, смогут прочитать фамилии экипажа и узнать, что произошло.
— Как прошел полевой сезон в Смирныховском районе?
— Там мы работали с мая по ноябрь. В мае был первый опыт совместной работы с поисковиками из Хабаровского края, к нам приезжали пять человек, работали вместе около двух недель. Результатом стали найденные останки одного нашего бойца и японского солдата, плюс различные предметы, которые мы передали в военный комплекс "Победа".
Также в этом году удалось поработать, возвращаясь к теме военной авиации, на месте гибели одного из самолетов. У ребят-хабаровчан это был первый опыт по работе на месте катастрофы самолета.
Наш активист Геннадий Лошкарёв в июле нашел останки нашего солдата. А в конце октября Сергей Радченко на склоне сопки в районе реки Гнилуши обнаружил останки еще одного советского воина. Солдат лежал на спине практически на поверхности. При раскопе обнаружили его личные предметы — ложку, карандаш в гильзе, оселок для опасной бритвы и, самое главное, саму опасную бритву с фамилией и инициалами. На ручке опасной бритвы четко видна фамилия Штин и инициалы И. Е. Кроме того, на задней стороне каблуков обоих ботинок вырезана стилизованная буква Ш. Правая плечевая и левая бедренная кости сильно повреждены, очевидно, в результате попадания осколков мины или снаряда, вокруг их найдено множество. Антрополог, с которым мы взаимодействуем, определил примерный возраст, погибшему было около 33-35 лет.
Среди останков были обрывки газеты или карты на немецком языке и множество гильз к ППШ-41, фрагменты секторного магазина на 35 патронов.
Пока нам не удалось идентифицировать бойца, потому что в списках погибших и пропавших без вести, которые у нас есть, солдат с такой фамилией не значится. Но то, что это он, не вызывает сомнений. Предстоит работа в архивах, чтобы установить по алфавитным спискам, в каком подразделении он служил, а затем искать родственников. Этот солдат будет похоронен в следующем году.
— Кстати, в этом году вами готовится выход еще одной книги о событиях 1945-го, о чем она?
— Да, в декабре планируется презентация нашей книги, работал над ней наш активист, руководитель архивно-мемориального отдела нашей организации Николай Дегтярев, житель Смирных, который давно и плодотворно работает в архивах Минобороны. И мы выпускаем книгу на средства гранта агентства по делам молодежи Сахалинской области, посвященную всему периоду боев 165 стрелкового полка, который воевал в Смирныховском районе в августе 1945-го. Книга так и будет называться "165-й полк в документах и воспоминаниях", это историко-документальное краеведческое издание.
Остров Шумшу, 2015 год
Остров Шумшу, 2015 год

"Имя твое неизвестно"
— На Шумшу в этом году прошла шестая по счету ваша экспедиция на местах боев августа 1945-го. С какими трудностями приходилось сталкиваться?
— В разные годы экспедиции на Шумшу совершались с июня по сентябрь. В этом году мы больше месяца работали вместе с коллегами из поискового отряда "БРиЗ" хабаровского отделения "Поискового движения России".
А в 2014 году наша экспедиция совпала с экспедицией Министерства обороны, которая тоже поехала туда работать в первый раз.
Отмечу, что поисковые работы на острове Шумшу поддерживаются правительством Сахалинской области, так как это дорогостоящая экспедиция. Представьте, мы отправляем туда контейнер с оборудованием и автомобилем, с продуктами питания. И сами летим либо прямым рейсом через Камчатку либо через Хабаровск, или через Владивосток. Часто приходится останавливаться в гостиницах, ждать по несколько дней погоды. Это ведь сложная логистика, долгая.
Но благодаря этой поддержке, с 2014 года за шесть экспедиций на Шумшу мы нашли 95 наших солдат и 50 японских.
В 2014 году в совместной экспедиции с Министерством обороны было найдено 10 советских солдат и 6 японских солдат.
В 2015-м мы поехали туда сами, жили в полевых условиях. Это была очень сложная экспедиция, долго добирались. Но за 7 дней работ нашли 28 наших и 14 японских солдат.
Это было в августе. А в сентябре на Шумшу приехала экспедиция из Минобороны, которая обнаружила 13 советских и 13 японских солдат.
Тогда уже стало понятно, что работы на Шумшу останавливать нельзя.
2016 год тоже был сложным для экспедиции, стояла ужасная погода, бесконечные ливни, мы находились там с июня по конец июля, но нашли всего троих наших солдат и 12 японцев.
— Какая экспедиция стала самой удачной (если это можно назвать удачей)?
— На сегодняшний день самой успешной считается экспедиция 2017 года — тогда мы за две с половиной недели поисковых работ нашли 47 наших солдат и трех японских.
— Находили каждый день?
— Каждый день по пять или шесть человек, в одном месте лежали сразу 23 человека. В 2018-м нашли двоих солдат, в этом году — пятерых.
— Вы следуете определенным инструкциям?
— С 2014 года действует приказ номер 845, в котором говорится, что все поисковые работы должны согласовываться с Минобороны. Нами предоставляется отчет, в полном объеме и своевременно за предыдущий период, а также план на следующий год, где указаны район действий, количество поисковиков, какое будет использовано оборудование и прочее. В Сахалинской области согласованный план поисковых работ есть только у нашей организации.
— Понятно, самодеятельность недопустима. Но чтобы бережно собрать останки, все до единого, нужно быть ювелиром в своем деле. Хочется все же понять механизм, объем работы.
— Отвечу, что поиском должны заниматься не просто энтузиасты, а люди, владеющие определенными знаниями и навыками. Для этого они проходят обучающие семинары, изучают методические рекомендации по обнаружению, эксгумации, подъему солдат. Естественно, все этими знаниями у нас не владеют в полной мере, но всегда рядом есть профессионалы, которые подскажут.
При выполнении работ составляется протокол раскопа, протокол эксгумации, куда вписываются все найденные останки, вещи, которые найдены рядом, боеприпасы и так далее. Все процессы фотографируются. Пока ни разу в нашей практике не было, что нашлись останки, но рядом нет ни одного предмета, который нельзя было бы привязать и понять, наш это солдат или японский. Обмундирование разных стран отличается друг от друга. Мы идентифицируем все находки и передаем в официальные органы. Материалы предоставляются в Министерство обороны, в военкомат. Поисковую работу курирует и региональное министерство культуры и архивного дела.
— Кому вы передаете останки солдат? Речь о соблюдении этических норм и духовных традиций.
— Солдат Красной Армии, найденных на Шумшу, передаем администрации Северо-Курильского района. На острове Парамушир открыт воинский мемориал, такой же, как в Победино, где хоронят найденных солдат.
Найденных в Смирныховском районе передаем в администрацию городского округа "Смирныховский", их со всеми почестями хоронят на воинском мемориале в селе Победино. Японских солдат передаем японской стороне, останки кремируют и прах увозят на родину.
— Самое страшное, что сотни наших солдат, лежащих в земле, обезличены. Хочется, чтобы те, кто прочитает эти строки, понимали их правильно — люди "без лика". Сколько имен удалось восстановить?
— За все время поисковых работ на Шумшу, как я уже сказал, найдено 95 человек, из них у девяти мы смогли установить имена.
В 2017 году впервые в Сахалинской области из 47 найденных на Шумшу у троих бойцов мы установили имена и отправили их останки на малую родину. Мы еще находились в экспедиции, а уже были найдены их родственники — в Алтайском крае, Челябинской области и Новгородской области.
По приезде домой запустили административную процедуру, забрав останки этих троих солдат на Сахалин. Оформили документы, заказали цинковые гробы, и, по согласованию с родными, которые изъявили желание, чтобы их родные были похоронены в той земле, откуда уходили на фронт, за свой счет отправили на материк солдат для захоронения.
Впоследствии мы передали родственникам и предметы, найденные при бойцах, это были ложка, две фляжки, гильзы с землей с острова Шумшу и другие предметы — расчески, звездочки, погоны. Передали им также небольшие буклеты, рассказывающие об истории Курильской десантной операции, о боях с фотографиями с места боев.
— Процесс поиска неизвестного солдата вечен и бесконечен? Сколько их лежит в нашей земле?
— Сопоставляя известные потери и тех воинов, которых мы нашли, на том же острове Шумшу нужно отыскать еще несколько сотен солдат, которые не захоронены и лежат на поверхности земли, в засыпанных воронках, в траншеях, в ячейках. Что же тогда говорить о европейской части страны, где проходили бои. Естественно, работы еще очень много на годы вперед. Хоть нас, поисковиков, и много, но погибших значительно больше, и сделать эту работу быстро не получится.
— Все это стоит денег, а ваша организация является общественной. Кто оплачивает экспедиции, снаряжение, транспортные расходы, питание?
— Экспедиции на Шумшу финансирует правительство Сахалинской области, наша работа поддерживается Министерством культуры и архивного дела Сахалинской области, многие проекты и экспедиции проводятся за личные средства. Мы приходим в поисковое движение добровольно, это увлечение, личное желание каждого из нас.
Помимо поисковых работ, занимаемся просветительской деятельностью. Например, благодаря грантовому проекту минспорта и молодежной политики области в 2016 году в местах боевых действий в Смирныховском районе возле дотов (долговременных огневых точек) японской армии, в районе братских могил мы установили информационные стенды с описанием, что это за дот, как использовался. Если в районе дота был бой, то краткое описание этого боя. Если это братская могила, то рассказываем ее историю. Эту работу мы провели совместно с историком Игорем Самариным, используя информацию из его книги.
— И, насколько известно, проект еще не завершен?
— Не завершен, и это радует. Понимая, что, как говорят, не хлебом единым, мы планируем создать музей под открытым небом для людей, интересующихся историей. Хотим очистить доты, отрыть окопы, чтобы было понятно, с какими сложностями пришлось столкнуться нашим солдатам, какая разветвленная сеть обороны была у японцев.
Еще несколько слов о том, что сделано. В 2015-м при поддержке министерства культуры мы создали в музее Южно-Сахалинской наступательной операции в Смирных экспозицию, посвященную герою Советского Союза Антону Буюклы, который ценой своей жизни закрыл амбразуру японского дзота. Это была первая трехмерная панорама, которая впоследствии появилась в музее "Победа", посвященная штурму полицейского поста Хандаса и штурму острова Шумшу.
Если подробнее, это разрез японского дзота в полную величину, в котором установлен пулеметный стол, на нем стоит пулемет, рядом — два манекена японских солдат, с обратной стороны дзота — две фигуры наших солдат — Михаила Дубинина (пытался закрыть телом амбразуру дзота, но был ранен) и Антона Буюклы. Все это мы сделали на деньги грантов. Могу сказать, что поддержка очень ощутима.
— В этом году вы выиграли президентский грант на еще одну военно-историческую экспозицию, расскажите о проекте?
— В следующем году в музее "Победа" мы откроем экспозицию, посвященную погибшему экипажу легендарного Ил-2, который до 2017 года считался пропавшим без вести. Поработав в архиве, мы установили по номеру самолета состав экипажа и факт случившейся катастрофы. Это было в 50-м году, все думали, что самолет упал в море, на самом деле, он разбился о склон сопки, экипаж, состоящий из двух человек, погиб.
Реставрация найденного самолета уже началась, он будет установлен возле музея "Победа". По нашей задумке на переднем плане будет экипаж штурмовика Ил-2 — летчик Павел Реуцков и штурман Александр Попов, за ними — изображение аэродрома со стоящими там самолетами. Планируется воссоздать день, когда экипаж ушел в свой последний полет, ровно через 69 лет с момента гибели самолета.
— Встречались ли случайные находки? Не времен Второй мировой?
— Как я уже говорил, еще одно направление работы это места боев русско-японской войны 1904-1905 годов. К сожалению, плодотворно проводить там поисковую работу мы не имеем права, потому что события эти выходят за временные рамки 100 лет. По закону это уже археология, и работать в местах этих боев позволено только археологам.
В то же время, все понимают, что останки сотен солдат — это не просто "черепки былых времен". Но закон есть закон.
Пока мы проводим визуальное исследование местности, ведем работу в архивах, которая уже дала результаты. По нашим данным, в этой войне погибли несколько сотен человек, которые лежат в нашей земле и ждут захоронения и увековечения. Это как дружинники, так и мирные жители, которые были уничтожены японцами, заколоты штыками, расстреляны, в том числе, жители Владимировки…
— Возможно ли законодательное решение проблемы?
— Мы поднимали этот вопрос в Госдуме, но решения нет. Такой же вопрос возник в Крыму по Крымской войне. Главное, что археологам, которые занимаются действительно древностями, скорее всего, это неинтересно. На наш взгляд, можно было ограничиться более широкими временными рамками, например, называть археологией то, что происходило до 1900 года или даже до 1850. Ведь пройдет еще несколько десятков лет, и Великая Отечественная тоже станет предметом археологии! Как тогда поисковики будут работать?
Война не окончена, пока не похоронен последний солдат, — это ведь не просто слова.
— А есть что-то определенное, что давно хотелось бы найти?
— Всегда есть надежда найти что-то особенное, что прольет свет не только на историю, но и на реальную человеческую жизнь. В поиске мы всегда надеемся найти останки "именного" солдата. Ведь большинство воинов — безымянные. Главная мечта — это, конечно, найти всех. Самое большое наше желание при обнаружении останков, чтобы этим солдатом оказался наш боец, и чтобы при нем была именная вещь.
Смертные медальоны отменили в 1942 году, а воины, освобождавшие острова, в основном призывались в армию позже и не могли их иметь.
Но даже если медальоны и были, то капсула смертного медальона, где боец указывал персональные данные, оказывалась пуста. Многие солдаты их не заполняли, бытовало суеверие, что заполнишь, значит убьют.
— Установлением имени японского солдата вы тоже занимаетесь?
— Японских солдат мы специально не ищем, но если находим, то точно так же поднимаем согласно требованиям, ищем их личные вещи, составляем описание. Останки перевозим за свои средства, все связанные с этим проблемы берем на себя. При японских солдатах чаще всего есть личные опознавательные жетоны, личные печати с фамилией, подписанные вещи.
В этом году на Шумшу мы нашли японского солдата, у которого был подписан стальной шлем. Впоследствии оказалось, что шлем все-таки не его, по имеющемуся жетону мы установили другую фамилию. Да, среди найденных нами японских солдат есть установленные имена. Японские солдаты… для нас они просто люди.
— Сколько времени требуется на подъем останков одного человека?
— По-разному, иногда требуется несколько часов, иногда дней. Зависит от почвы, от глубины залегания, количества солдат.
— Все ли психологически выдерживают эту работу?
— Были те, кто уже после первой экспедиции отказывался идти дальше, но мы — поисковики. И переносим все трудности стойко. К найденным воинам относимся как к героям, это наш долг перед ними. И нет в этой работе ничего сверхъестественного. Когда ты это осознаешь, становится уже не важным, работать на сухой поляне или в болоте по пояс в грязи.
Другое дело, что условия на Шумшу не всегда это позволяют. Например, в сезон 2016 года каждый день лил дождь, это было не очень комфортно.
Что помогает? Упорство, случай, везение, интуиция. Кому-то не суждено найти ни одного солдата, а у кого-то счет идет на десятки и сотни.
75 лет назад
— Впереди зима, чем будут заниматься поисковики? Как готовитесь к юбилейному 2020-му?
— Следующий год несет много интересных событий, а вместе с ним и множество забот по подготовке к знаменательной дате 75-летия Победы в Великой Отечественной войне и Победе над Японией. Этот год объявлен Годом Памяти и Славы. Работа поисковиков это ведь не только полевые выезды, копание земли в полях и лесах, но и множество других направлений. Это работа в архивах, как удаленно, так и напрямую в архивах Минобороны, работа с воспоминаниями и материалами в Интернете, которые появляются, в том числе на иностранных сайтах, исследовательская работа, изучение истории на местах боевых действий, работа с населением. Помимо этого мы занимается патриотическим воспитанием, встречаемся в музеях со школьниками и студентами, рассказываем о поисковой работе, готовим и показываем презентации о полевых выездах. Участвуем в выставках "Дальневосточный рубеж".
— О чем рассказывает "Дальневосточный рубеж"?
— Об обмундировании Красной Армии. Благодаря грантам правительства, у нас накопился большой фонд снаряжения бойцов времен Второй мировой войны. Наш партнер, музейно-мемориальный комплекс "Победа", ко всем значимым датам предоставляют возможность проводить там обширные выставки, где можно не только увидеть винтовки, пистолеты, пулеметы, гранаты, но и подержать их в руках, ощутить вес настоящего обмундирования и вооружения, надеть на себя военную форму, сфотографироваться с легендарным советским оружием.
— Главное преимущество, что нет таблички "Руками не трогать"?
— И не только. Преимущество в том, что это живая история, мы рассказываем о быте, о снаряжении и об особенностях военной формы бойцов, о том, что они хранили в своих вещмешках. И дети, и взрослые задают вопросы, сколько весит оружие, какая у него скорострельность, для чего нужны те или иные предметы из амуниции. Это большая просветительская работа, которая дает плоды. Люди стали больше интересоваться историей. В этом году в мае выставка вызвала ажиотаж, через нас прошли несколько тысяч человек.
— Кто ваши посетители?
— Школьники, военнослужащие, ветераны боевых действий, воспитанники спортивных школ, индивидуальные посетители.
В этом году у нас появился пулемет "Максим", массивный, один из самых узнаваемых наряду с танком Т-34.
— А где берете раритетное оружие? Оно боевое?
— Пулемет мы приобрели в рамках гранта областного правительства, направленного на проект "Дальневосточный рубеж". Часть оружия, которое у нас есть, это макеты, остальное — светозвуковое вооружение, которое способно стрелять холостыми патронами. То есть боевыми патронами выстрелить нельзя, потому что в стволе стоят специальные штифты, которые позволяют сделать лишь холостые выстрелы, но звуковой эффект будет тот же. На каждое оружие имеется специальный сертификат. Его используют в культурно-массовых, просветительских целях для выставок и военно-исторических реконструкций.
В следующем юбилейном году мы планируем в августе провести масштабную военно-историческую реконструкцию в поселке Рощино под названием "Штурм полицейского поста Хандаса" именно с использованием оригинального вооружения, охолощенного оружия и обмундирования времен Второй мировой войны.
Отмечу, что военно-историческая реконструкция — это не театрализованное представление, а следование истории до мелочей, мы прорабатываем этот вопрос с министерством культуры области. Планируем пригласить профессиональных реконструкторов из Хабаровска, в рамках мероприятия закупаем форму, готовим сценарий.
— Артем, спасибо за беседу. Хотя, если честно, после нее остается ряд вопросов. Например, почему делом исключительной важности занимаются общественники? Пусть даже и при поддержке Минобороны. Вот вы этим, почему занимаетесь? Ни разу мимо не пронеслась мысль все бросить?
— Мы взяли на себя эту ответственность, понимая, что "если не мы, то кто"? Сейчас очень сожалею, что не пришел в поисковое движение 15-20 лет назад. За пять лет сделано очень много, а предстоит сделать еще больше. Мысли "бросить все это" я не допускаю, потому что очень много людей в нас верят, нас поддерживают, и это одна из причин, почему мы не опускаем руки. Будем двигаться вперед, пока есть силы и здоровье.
— О чем мечтаете как руководитель организации?
— Мечта эта, наверное, несбыточна, но все же. Иметь большое помещение со своей базой, техникой, территорией, где будут работать мастерская по реставрации предметов для музеев, школа поисковика и музей военной авиации. Там будет собрано все, что нами найдено в разные годы и приведено в порядок ценой больших усилий.
— У поисковиков есть суеверия?
— Можно ли назвать это суеверием, не знаю. Но есть в нашей работе кое-что необъяснимое. Мы все ходим на острове Шумшу с навигаторами по одним и тем же местам, а солдаты каждый год появляются и появляются. При этом один поисковик пройдет здесь много раз, но не найдет. Другой же находит сразу. Вот и в этом году мы по тому же месту прошли — есть солдат.
Как говорит поисковая братия, не мы их, потерянных бойцов, ищем, а они нас. Каждый ищет своего.
3 декабря в День неизвестного солдата каждый год на встречах со школьниками и студентами мы раздаем буклеты, браслеты, значки как напоминание о тех, кого искать будем еще очень долго. Мы в этот день приходим на мемориал к Вечному огню и отдаем им дань памяти.

   20 4546 27
Новости по теме

Обсуждение на форуме